17409
        Я часто испытывал шок, когда входил и видел пациентов. Большинство тех, кому мне приходится делать интубацию, — молодые люди тридцати, сорока или пятидесяти лет. Эти люди попали к нам после того, как начали кашлять 1-2 дня назад. Иногда — первый кашель появился всего несколько часов назад! Но к моменту, когда я вхожу в комнату, они все уже — тяжелые респираторные больные. Их кислородный уровень обычно 70-80 процентов вместо 100. И это тревожит. Эти люди каждую минуту делают 40 вдохов и выдохов, а должны бы делать 12-14. У них нет резервов кислорода. Они бледные и утомленные. Усталость заключает их в нечто вроде психологического тумана. И часто они меня не слышат, когда я представляюсь им. Некоторые в панике и задыхаются от страха. Другие бормочут что-то, уже будучи неадекватными. Мои пациенты во время вентиляции легких, как правило, без сознания. Но раз в сутки на час или два у них бывает контакт с нами в ясном уме — это когда мы приносим им лекарства, чтобы проверить их уровень сознания и способность ухаживать за собой. В переводе на человеческий язык, они на время просыпаются от своего последнего сна.
        Когда вставлена трубка, они не могут говорить, но я видел нескольких пациентов, которые писали мне вопросы на клочках бумаги. Обычно: «Вентиляция или хирургия?» И еще: «Сколько я протяну?»
        Обычно перед такими мыслями пациенты проводят 3-5 дней на вентиляции. А теперь доходит до срока в 14-21 день. У большинства таких пациентов есть острый синдром респираторного нарушения. У них бывают воспаления, порезы мягких тканей, в их легких накапливается жидкость, так что организму трудно перерабатывать и усваивать кислород. Сколько им кислорода не давай, он не проходит. Его всегда не хватает. А наши органы всегда очень плохо реагируют на кислородное голодание. В итоге сначала идет отказ почек, потом отказ печени. Ну, и в конце кора головного мозга оказывается затронута.
        Перестает работать иммунная система. У многих людей что-то происходит с внешностью — мы таких людей называем «крапчатые». При таком повороте событий кожа у человека становится красной и делится на своеобразные «участки». Это значит, что осталось такому человеку жить уже не дни — часы. У нас есть несколько таких клиентов. Некоторых уже перевели в разряд «больше не реанимировать». Это ужасное чувство — кто-то умирает, а ты ничего не можешь против этого предпринять. Падает уровень кислорода, все хуже работает сердце, снижается давление. Такие пациенты часто умирают прямо во время вентиляции. Бывает даже так: тело уносят, человека больше нет, а трубка все толкает из себя живительный воздух

Ataman2
Israel
07.04.2020
01:22:31