RSS
 

ПОДПИСКА

на сообщения о свежих поступлениях в разделы

Пресс-обзор
Вести с гражданских полей
Открытым текстом
Пресс-центр
Акции
События и комментарии
Введите (код защиты)
 



RSS Контакты Карта сайта Сегодня 25.06.2017 г

Я так считаю

К списку

Владимир Рослов

психолог

Еще не закрыты границы…

Одной лишь оторванности путешествием от "суеты жизни" бывает достаточно, чтобы неспешно, без обид и вражды к кому то ни было сосредоточиться на себе с обдумыванием своей жизни, своего будущего, своих личностных особенностей в прошлом и настоящем. "Дорога, — писал С. Т. Аксаков в "Детских годах Багрова-внука", — сосредоточивает (...) мысли и чувства в тесный мир дорожного экипажа, устремляет (...) внимание сначала на самого себя, потом на воспоминание прошедшего и, наконец, на мечты и надежды — в будущем; и все это делается с ясностью и спокойствием, без всякой суеты и торопливости". А вот перекликающиеся строки современного поэта:

(как сжато пространство) тайги бы!
холодных степей из окна!) –
бесценной, потёртой на сгибах –
как юность сырая (она

же – волны скитаний и воли,
в ночном свитерке, налегке…

Русские - путешественники. Сказать не в осуждение, бродяги. Можно предположить, что склонность к бродяжничеству как национальная черта закрепилась за русскими в результате жёстко отрицательного отношения властей их родного государства к каким-либо передвижкам без высшего на то соизволения. Власть крепостнического типа держит подчинённого человека под рукой. Это лучший способ контролировать раба. Естественно, что люди, как могут, противодействуют этому, стремятся вырваться из излишней опеки, из тесных пространственных рамок. Тем более, когда у них ни кола, ни двора. Тем более, когда такая огромная страна. Встал, лапти обул - да пошёл. В странствовании русские люди видели жизнь, выход из беспросветного мрака. Чего всегда не хватало, так это начальственного разрешения. Бродяжничество (скитание – от скита к скиту) считалось в России тяжким уголовным преступлением. Только свободного человека разве остановишь. Люди убегали, их ловили, а поймав, отправляли на каторгу.

Всеохватывающая тоска русских калик-скитальцев нашла своё неповторимое (как ни у какого другого народа) отражение в фольклоре. Воистину, «умом Россию не понять»! «Глухой неведомой тайгою бежал бродяга с Сахалина». Заметим, что «бежал» не какой-то лютый бандит, злодей, а просто бродяга, человек, осуждённый за то, что позволил себе переместиться с одного места на другое. Самой знаменитой песней сталинской и постсталинской России была песня «По диким степям Забайкалья». Любили в России бродяг и жалели. Не по той ли причине, что этот самый бродяга жил в глубинах души каждого русского человека? Чуть выпив, все за столом, от стара до мала, затягивали душещипательную песню. Связанные одной общей неволей, люди тосковали о невозможном – о свободе. И хотя бы в песне унимали свою тоску-кручину по новому небу, по разительно новой земле. С помощью песен о дорогах и шагающих по ним бродягах преодолевалось уныние. Власть, склонная всё и вся запрещать, сквозь пальцы смотрела на такой песенный демарш народа: пусть уж лучше поют, но только не бегают из края в край. В голодомор перекрывались войсками целые территории, чтобы люди не могли хоть где-то найти несчастный кусок хлеба. Закрытость, секретность многих советских мест долгое время и после Сталина служила непреодолимым препятствием для передвижения советских граждан. Вы, скажем, не могли по своему желанию попасть во многие и многие советские города («Открыт закрытый порт Владивосток»). А за рубеж и подавно выезд, как известно, лежал через райком Партии («Перед выездом в загранку// Заполняешь кучу бланков – это ещё не беда, - // Но в составе делегаций// C вами едет личность в штатском - // Просто завсегда»). Но и райком с его бюрократией был не главным препятствием на пути за границу. Существовали многочисленные тайные списки невыездных лиц. Этим спискам не мог противостоять любой райком, хотя вы с успехом на его комиссии отвечали на все каверзные вопросы, включая и такого рода, как «кто третий секретарь коммунистической партии Камбоджи?».

Вступление – длинное. Но и тема «свободы передвижений» представляет большую важность. Тем более, что опасность вернуться в старое время с фактическим перекрытием границ сегодня становится вполне ожидаемой. Когда возвращаются один за другим прежние порядки, то почему бы не вернуться и «черте осёдлости» и «101-му километру», а с ними и уголовной статье за бродяжничество? Давайте задумаемся, проявим не лишнее беспокойство заранее, чтобы потом не было «мучительно больно». Речь, естественно, сегодня идёт лишь о каком-то относительном изменении, в значительной мере сохраняющим связь с тем, что было прежде. Сегодня ещё не закрыты границы. Но попытки их закрытия нет-нет и проявляются. Введены запреты на заграничные выезды для отдельных групп российских граждан. Различные источники предают, что сегодня более 4-х миллионов сотрудников различных силовых ведомств лишено прав выезда за границу. Их решено наказать Родиной, сделав невыездными. Объяснения – смехотворные: а не дай бог, их там арестуют, или, что ещё страшнее, – завербуют. Есть и такая мысль: властям просто страшно отпускать их из страны в такое неспокойное время. Кто ж спасать Родину будет от бунтарей, от «пятой колонны»? Пока под запрещение попали силовики, но что завтра мешает властям расширить данный список за счёт других категорий граждан, работников образования, медицины, землеустройства, транспорта. Причину всегда можно придумать. Наконец, никто же не знает, какие новые удары готовятся в верхах, насколько далеко распространяются мысли лидеров нации. Наглядные уроки истории не забываются. Есть, к примеру, конкретная патриотическая задача – обеспечить наполнение крымских здравниц. Это и экономично и безопасно – никакой вражеский разведчик в Крыму нашего полицейского не соблазнит, не выведает у него страшные государственные секреты: сколько он пьяных задержал, и по скольким спинам прошёлся дубинкой.

В последние годы, питавшиеся высокой нефтяной рентой, тяга русских к путешествиям в значительной мере удовлетворялась их массовыми выездами на отдых в Египет и Турцию. В несравненно меньшем количестве, но россияне всё-таки выезжали и на Запад, и в ряд развивающихся стран юго-востока Азии. Эти выезды, безусловно, не во всём соотносимы с классическим скитальчеством и даже туризмом, но они позволяли снимать психическую напряжённость и угнетённость, накапливавшиеся в быту и на работе. Смена обстановки, другая (более очеловеченная) жизнь, высокие стандарты её обеспечения давали хороший терапевтический эффект, как нельзя лучше способствовали снятию депрессивной симптоматики: подавленности, тоски, отчаяния. В культурных условиях люди начинали чувствовать себя много лучше и физически, и морально. Дух свободы (а он что бы ни говорили, существует в определённых границах) окрыляет и очищает человека, обогащает его творческий и производительный потенциал. Находясь за рубежом, люди вольно или невольно учились тому, что им удавалось увидеть и узнать, и потом не без успеха внедряли всё это у себя дома. Замены этому пока не видится, тем более что и рента катастрофически упала.

В распоряжении россиян стало гораздо меньше и политических, и экономических средств для удовлетворения личных потребностей. Финансы, как говорили раньше, запели романсы. Уровень потребления стал неуклонно снижаться. О каком-то адекватном импортозамещении, по крайней мере в обозримом будущем, стало невозможно даже и мечтать. Что бы ни говорила пропаганда, реальные представления о составе и качестве российских туристических ресурсов и их качестве не дают оснований для оптимизма по поводу скачка в их развитии. На что-то можно было надеяться, но Россия решила бороться с глобализацией, агрессивно противопоставляя себя остальному миру. Конечно, сыграли свою отрицательную роль и неблагоприятная рыночная конъюнктура, и санкции, из которых собственные оказались наиболее ощутимыми. Мы сами изволили рубить сук под собой. И это аукнулось ростом неврастеничности нации. Раздражительность и нетерпимость стали восприниматься как национальная черта русских. Меньше свободы движений – больше неврозов. Тут с Фрейдом не поспоришь. 

В путешествии происходит исследование, совершенствование духовной индивидуальности путешественника в серьезном общении с людьми, растениями, животными, домами, машинами и т. д. — со всем, что встречаешь в дороге. Странник (турист, путешественник, скиталец, просто бродяга) задаётся невольно вопросом: «Что мне из всего этого близко и что чуждо?» Благодаря этому творческому выбору в душе становится больше определенности и, значит, спокойной ясности. Для многих тревожных личностей (а таких у нас с каждым днём всё больше и больше) ехать, например, в поезде, постоянно "опираясь" на карту в руках, описывать на бумаге и в мыслях меняющуюся за окном природу — есть испытанный способ "припасть" к живой жизни. Вот уже и термин появился подходящий: «тревел-терапия». Речь не идёт о какой-то тяжёлой клинике. В ритме большого мегаполиса, напряженной работы и постоянных пробок перестаешь слышать все то, что происходит у тебя внутри. Если сменить эмоциональную обстановку на более благополучную, а свое окружение, состоящее из офисного планктона разбавить более интересными людьми, имеющими хоть какие-то ценности, отличные от амбиций мегаполиса. Освободить все свое время и начать жить в гармонии со своим внутренним содержанием как раз и помогает путешествие. Ко многим творческим личностям вдохновение являлось в результате путешествия. Но и простые люди ощущают прилив душевных сил после смены обстановки. Иногда, всего лишь один новый город, одна страна помогает изменить отношение к жизни. Может стать лучшим средством образования себя во всем. Помогает понять других людей, ощутить новые эмоции, и лучше почувствовать себя. Теряя возможность путешествовать, мы теряем важнейший способ обретения душевного равновесия, лишаем себя важнейших факторов личностного роста. Путешествие – не просто забава, а, скорее, и вовсе не забава. В цивилизованных странах индустрия туризма служит обеспечению потребностей души и разума. Она помогает разобраться и в себе, способствуя возникновению условий «внутреннего путешествия», служит хорошей базой психологической эволюции личности.

То, что сегодня россияне стали реже выезжать за рубеж, представляет серьёзную угрозу в плане их социального развития. По статданным за 2015-й год, падение количества выездов составило порядка 40 процентов. Это очень много. Это тревожный знак. В один клубок затягиваются экономические и политические проблемы. Кто-то скажет: какой пустяк эти выезды, других проблем, более серьёзных, появилось множество. Согласиться с этим трудно, ибо в отстаивании свободы и прав человека второстепенных тем не бывает. Наступление на свободу обычно начинается с ограничений в передвижении, и надо быть на страже малейших поползновений власти установить какие-либо рамки на перемещение граждан по земле. Надо иметь в виду также и то, что, чем больше граждан одной страны видят мир, тем лучше для этой страны. Пока есть возможности, пока позволяет здоровье, пока не закрыты границы, мы не должны отказывать себе в путешествиях. И при малых деньгах можно выбрать подходящий маршрут. Путешествие – это свобода. А свободный человек умеет преодолевать самые крепкие узы, самые строгие запреты.

08.02.2016

Версия для печати

Обсудить статью (0)
Понравилось     Не понравилось     Никак


К списку

© CIVITAS.RU 2001-2014 Все права защищены
При использовании материалов и цитировании ссылка (для интернет-ресурсов гиперссылка) на сайт обязательна

Наличие площадок, подобных Civitas.ru, помогает формированию в обществе (равно и в государственных и муниципальных органах) адекватного отношения к некоммерческим организациям, их миссии и формам деятельности. Кроме того, существование независимых источников социально-значимой информации, безусловно, способствует распространению среди населения знаний о собственных правах, методов и средствах их защиты, в т.ч. и с помощью соответствующих общественных организаций.


TopList Rambler's Top100

Яндекс цитирования Новотека Яндекс.Метрика

Наши кнопки

CIVITAS - ресурс гражданского общества Сайт CIVITAS.ru